Гладков Виктор (nemolodoj) wrote,
Гладков Виктор
nemolodoj

Categories:

Кризис среднего возраста

Несколько лет назад был у меня период, когда я ездил в Костылёво, что под Егорьевском, и прыгал там с парашютом.

Свою детскую мечту осуществил.

Стоило это удовольствие тогда рублей четыреста, что ли.

Думал – разок, и хватит. Но так не получилось.

Уж очень сильно я испугался в этот свой первый раз.

Вот сижу я в самолёте на прочной жёсткой металлической скамейке. Под ногами – прочный пол. А выходить предстоит просто в никуда.

Люк открыт. И мне видна там далеко внизу земля, ниточки дорог, машинки - как муравьи, лес – как трава, а людей вообще не разглядишь.
И предстоит выходить из такого прекрасного надёжного самолёта просто в это самое никуда.

Коленки у меня не дрожали.
Страх был в районе желудка.
Невообразимый.

Честное слово, - когда я в армии отказался дедушке кровать заправить, то я меньше боялся. Хотя, на самом деле, для здоровья это было гораздо опаснее.

И вот, смотрю я в этот раскрытый люк, и знаю, что сейчас от прыжка откажусь.
И никто меня выталкивать не будет.
Просто вернусь на аэродром в самолёте.
Такие случаи бывают.
Ничего особенного.
Деньги мне не вернут. Нас об этом предупреждали.
Ну и хрен с ними!

И вот я знаю, что не буду прыгать, а останусь сидеть на этой прекрасной скамеечке, вцепившись в неё побелевшими от напряжения пальцами, и замечательно так буду сидеть до самого приземления, когда самолет, подпрыгивая на кочках, прокатится по грунтовой взлётно-посадочной полосе, и развернётся, и лётчики выйдут из кабинки в салон, откроют мне люк, откинут лесенку, пропустят вперёд, и техник подаст мне руку, а я не приму этой его помощи, а ловко выпрыгну, минуя лесенку, на такую замечательную землю, и мне будет безразлично, - что про меня говорят и думают лётчики, инструкторы, парашютисты, потому что я сяду в машину и уеду, и никто меня не сможет заставить приехать сюда снова.
Кроме меня самого.

Потому что еще я знаю, что там - на земле - я буду клясть себя, что не прыгнул.
Я буду смотреть в небо, которое было так близко, а я не воспользовался этим случаем, чтобы в это небо шагнуть.

И я снова приеду сюда. Но в следующий раз перебороть страх будет труднее.
Потому что дорожку-то возвращения в самолете я уже сейчас проторю.

Вот как-то так я думал, заворожено смотрел в открытый люк, и ждал команды выпускающего.
А он на первом круге выкинул грузик с парашютиком, чтобы посмотреть – куда его отнесёт.
На втором – выпустил «пристрелочного» парашютиста, который тоже «перворазник», но уже совершал несколько прыжков.
А я всё это время трясусь от страха.
И только потом он скомандовал: «Первая пятёрка приготовиться!»

Мы встали.

Я шел вторым.

Упёрся глазами в спину первого, чтобы ничего больше не видеть, и вывалиться сразу за ним.

Но инструктор, уперевшись ладонью мне в грудь, придержал меня.

Он посмотрел, как вышел первый, как раскрылся его парашют, и только потом сказал мне: - Пошёл!

Я ткнул рукой в сторону открытого проёма, за которым ничего не было, и спросил:
- Туда?
Он засмеялся и кивнул.

Вообще-то нас перед этим полдня инструктировали.

Перворазники подъезжали и подъезжали.
А подъемов не было.
Ждали – когда ветер стихнет.

И время от времени то один, то другой инструктор собирал всех, и рассказывал что и как.

Как выходить.
Надо руки прижать к груди, сделать шаг, и ноги сжать вместе.

Как проконтролировать раскрытие парашюта.
Что купол должен быт ровным и круглым.
И что делать, если его стропой перехлестнёт.

В каких случаях открывать запасной.
И как его открывать.

Как контролировать обстановку при спуске. Чтобы не столкнуться с другим парашютистом.

Как управлять парашютом.

Как приземляться.

Как собирать парашют.

Они повторялись. Но мы всех внимательно слушали.

Один парень, помню, спросил у женщины-инструктора:
- А если что-нибудь забудешь?
Махнула рукой:
- Там времени достаточно. Вспомнишь!
- А вдруг, что-нибудь случится?!
Она успокоила:
- А. Никогда ничего не случается…

И вот теперь, в самолёте, я спросил:
- Туда?!

Выпускающий засмеялся и кивнул.

Я, разинув рот в немом крике, растопырив ноги и руки, вывалился за борт.


*Потом допишу.

Дописал: http://nemolodoj.livejournal.com/46138.html
(Разместил на Дзене - https://zen.yandex.ru/media/id/5d63dae9b5e99200aed90460/o-dostovernyh-i-nedostovernyh-istochnikah-informacii-5d6a45d2f73d9d00ad251182)
Tags: байка, интересно, парашют
Subscribe

  • Сельский календарь 1967 год

    Ребенком прочел дома всё. В том числе и хранящийся среди книг толстый журнал «Сельский календарь» за 1967 год. В нем на каждый месяц…

  • Про надувной матрац и не только...

    Возвращались с совещания. Ехал с коллегой – молодая, симпатичная. И ей, и мне надо было успеть до конца рабочего дня оформить и отправить по…

  • Папин храп

    Были семидесятые. После каникул пришли в школу - обмениваемся новостями. Одноклассница сказала, что купили в семью магнитофон. И всяко всячески…

promo nemolodoj july 18, 2018 10:36 5
Buy for 50 tokens
Возле футбольного поля в деревне Губино чуть ли не горой лежат велосипеды. Мальчишки местные, и из других ближних сел и деревень приехали на тренировку. Кого-то привозят родители на машинах издалека. Мастер спорта СССР бывший игрок Московского «Спартака», смоленской…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments

  • Сельский календарь 1967 год

    Ребенком прочел дома всё. В том числе и хранящийся среди книг толстый журнал «Сельский календарь» за 1967 год. В нем на каждый месяц…

  • Про надувной матрац и не только...

    Возвращались с совещания. Ехал с коллегой – молодая, симпатичная. И ей, и мне надо было успеть до конца рабочего дня оформить и отправить по…

  • Папин храп

    Были семидесятые. После каникул пришли в школу - обмениваемся новостями. Одноклассница сказала, что купили в семью магнитофон. И всяко всячески…