Гладков Виктор (nemolodoj) wrote,
Гладков Виктор
nemolodoj

Category:

Михаил Преснов: «Нас так воспитывали – «За Родину!»

На мероприятиях памяти погибших в Афганистане среди голубых беретов десантников выделяется зелёным цветом фуражка пограничника Михаила Преснова.
Разговор с сержантом запаса начался с темы Афганской войны, но затронул поэзию, прошлое и настоящее Воскресенска.
(За спиной - Памир)
- Михаил! Ты – пограничник. Что тебя связывает с войной в Афганистане?
- Погранвойска подчинялись Комитету госбезопасности. А всё связанное с КГБ долго оставалось секретным. Из состава погранвойск формировались десантно-штурмовые маневренные группы (ДШМГ), которые перекрывали ущелья, перевалы, горные тропы, для предотвращения перемещения и снабжения противника. Я воевал в составе такой группы.


- Начни тогда сначала – как ты попал в погранвойска. В военкомате попросился?
- Лучше с самого начала – как я родился, практически, на химкомбинате. И про Докторова. Это тоже интересно.
Между забором химкомбината и железной дорогой, где потом построили завод «Антисептика» стояли бараки, в которых жили рабочие. Там я родился, и мы там жили. А когда началась застройка улицы Менделеева, отец пришел к директору завода: «Николай Иванович! Я работаю на химкомбинате, сын у меня родился на химкомбинате, и живем мы на химкомбинате!»
Докторов удивился: «Как так?»
- Рабочий день заканчивается, перелезаю через забор, 50 метров, и я – дома. А утром прохожу те же 50 метров – и я на работе!»
Дали нам квартиру на Менделеева 9-а. Докторов доступный был для рабочих.
А в погранвойска попал случайно. Учился в спортклассе 22 школы. Занимался десятиборьем. Призвали в 82 году, после техникума. Перед призывом по направлению военкомата прошел курсы ДОСААФ по обучению специальности дизелист. На призывном пункте в Железнодорожном ждал своего «покупателя», чтобы он забрал меня в спортроту одной из частей ПВО в Подмосковье. Но раньше приехал офицер-пограничник. Посмотрел на меня: «В погранвойска хочешь?» Как я мог отказаться? Нас же воспитывали – «За Родину!»
В отряд прибыли, -  (Прим. авт.: Структура погранвойск – Пограничные округа. В составе округа – погранотряды. В составе отряда – заставы.) из строя вызвали сначала водителей, потом – дизелистов, потом – другие специальности. Я объявился дизелистом, но сказали: «Дизелистов найдём. С техникумом – в сержантскую школу!»
В Чундже (Казахстан), в межотрядной школе сержантского состава учился на «отлично». Отличникам присваивали звание сержанта, остальным – младшего сержанта. Но у меня перед выпуском случился «залёт». Помогали колхозу полоть лук. Прошел свою грядку, а неподалеку, за арыком, - бахча. Арбузы манят… Думал – успею. Но, только добежал, перебрался через арык, - командуют построение. Опоздал в строй. Командир объявил сутки ареста.
Сижу на гауптвахте. И, - уникальный случай, перед этим задержали на границе группу китайцев-перебежчиков. Они – в соседней камере. Раскаиваюсь: «Как я оказался в таком соседстве?! Мама с папой коммунисты. Достойно служить напутствовали…». Из-за этих арбузов и не дали мне три сержантские лычки.
Прибыл младшим сержантом в свой отряд в Курчум (Казахстан). А там приказ по округу – от каждого отряда одно отделение направить в загранкомандировку. Отбирали только «молодых» солдат. Они дисциплинированнее старослужащих. А боевого опыта всё равно ни у кого нет. Если отправляется отделение – старшим назначается сержант. А вот, как раз, и младший сержант Преснов, - успел в сержантской школе «отличиться». В ДШМГ мы заменили увольняющихся в запас и погибших.
-Дислоцировались на нашей территории, или «за речкой»?
- Поселок Московский в Таджикистане. Потом перебазировались в Афганистан. Меня однажды спросили – сколько раз границу пересекал? Так, если сказать раз сорок – будет мало.
- Расскажи про ваш первый выход. Вертолет приземлился в назначенном месте. Вы выгрузились…
- Выгрузились, окопались. На ночь поставили сигнальные мины. Вертикальная трубка с десятью ракетами, проволочка от колышка тянется через тропу к чеке мины. Ночью мина сработала – ракеты со свистом полетели в небо. Открыли огонь в темноту.
«Я помню первый бой в горах. С вертушки прыгаешь, ложишься.
И подступает к горлу страх – не показать, что ты боишься!
И первый выстрел в никуда. Рука согрелась автоматом.
Тебе кричат: «Беги туда»! А про себя ты чешешь матом…»
Когда рассвело - лежат с десяток убитых коров и пастух с винтовкой. Там не поймешь – кто чего. Днем они дехкане, а ночью – душманы. Ночью никого нельзя к себе подпускать. Где находится ДШМГ, живыми должны остаться только бойцы ДШМГ. Все остальные – враги. Это логика войны.

Там все по-другому. Сейчас мы с тобой разговариваем, шутим, смеемся, а завтра нахожу тебя с распоротым животом и без головы – становлюсь другим человеком. Мирные мерки не годятся для оценки поступков на войне.
- В чем заключались твои обязанности в бою?
 - Я – командир отделения. Вооружен автоматом. В отделении – снайпер с СВД, связист, расчет гранатомета – первый и второй номер, станковый пулемет Калашникова – тоже первый и второй номер. В бою не всегда удавалось командовать. Каждый должен знать свою задачу и выполнять её. Единственное – мне выдавали патроны с трассирующей пулей, чтобы в бою я показывал цели своему отделению. В этом есть и опасность – стреляющий трассером привлекает на себя огонь противника.
- Какой-то бой запомнился особенно?
Под Мазари-Шарифом в 82-м году душманы захватили автобус с советскими специалистами. И всех, или почти всех жестоко убили. Примерно через год, после выяснения судьбы жертв, была проведена операция «Возмездие». С участием армии Афганистана, подразделений Ограниченного контингента СА, погранвойск КГБ. По противнику работали авиация, артиллерия. Видел вживую, как стреляют «Катюши», снятые тогда уже у нас с вооружения, и переданные армии Афганистана. Мы потом прочесывали местность, взрывали обнаруженные пещеры. Там был ранен мой командир, и я помогал его выносить. Очень его уважал. К ордену Красной Звезды меня тогда представили, только не к нашему, а к Афганскому. Представили, но не наградили. Мы после той операции услышали случайно по рации: «Наградить 100 пограничников. 10 - к медали «За боевые заслуги», 10 – «За отвагу»…» То есть, - разнарядка и определённая случайность. На моём кителе – сплошь юбилейные медали. Это не все, что у меня есть. Но одну ношу не свою - дедову – «30 лет Победы в Великой Отечественной войне». От него и боевые остались, но я не вправе их носить. А эту ношу, в память о нём.
- Уволился ты оттуда, из Афганистана?
 - Сначала хотел остаться на сверхсрочную. Но прапорщик Мазин - мой друг - погиб, и я не остался. Нас перевели в Ош, в Киргизию и оттуда демобилизовался 4 июня 84 года. В Воскресенск приехал последней электричкой. С платформы до улицы Менделеева шёл пешком. Свернул к Вечному огню. Постоял там, помолился за павших на той войне и на этой.
«…И снится парню бой – кричит. Но мамин голос: «Тише! Тише!»
Стоит над сыном, словно часовой…»
- Стихотворение про первый бой – твое, как я понял? Стихи начал там писать?
- Не там. Первое стихотворение написал, когда узнал из новостей о гибели «Курска». Представил ребят в корабле на глубине. Потом – пошло. И съездил в Константиново в музей Есенина. Заинтересовался. Приезжал туда снова и снова. Стихи его много читал. Свои тогда почти перестал писать. Ведь невозможно сравнить, а невольно сравниваешь. Зато стал есениноведом. Десятки книг прочел о его жизни, семье, поэзии. Редко теперь пишу. Но иногда не удержаться. Друг был ранен в Чечне и умер потом в госпитале. Сергей Щепкин.
«Кого хороним? Генерал или полковник оставил этот мир?
Сегодня провожаем мы солдата. Он жизнь отдал, которую любил.
Всю до единой капли он выжал из себя…»
- Что после армии?
Работал в УМ-62, на химкомбинате, физруком в пионерлагере «Химик» и учителем физкультуры в школах, последние 15 лет - директором спортклуба «Федино». Мне нравится, и люди довольны. Проводим соревнования. Дети и взрослые занимаются спортом.

 Футбольный газон много внимания требует – поливаем, стрижём, караулим, чтобы на машинах и мотоциклах не заезжали несознательные. Столбы освещения поставили, сетки заградительные. Сам веду группу здоровья по выходным. Хорошее развитие получил хоккей, когда коробки построили в Федино, Ратчино и Косяково. Наша детская любительская хоккейная команда заняла в прошлом сезоне третье место по области, в этом – второе. Для чего-то же мы работаем. Для детей, для внуков. Им - жить.
- Прочти что-нибудь своё, в завершение.
- …И каждый ребенок в школе,
услышав слово «Русь»,
гордо, смело, без боли,
скажет: «Россией – горжусь!».

(Интервью записал для газеты "Куйбышевец".)

Мой канал на Дзене - https://zen.yandex.ru/profile/editor/id/5d63dae9b5e99200aed90460
Tags: Воскресенск, интересно, работа
Subscribe

  • Про Сократа

    В драном хитоне, босой, Сократ шел по богатейшему Афинскому рынку, на котором продавались товары со всего тогдашнего мира. Он явно пребывал в…

  • Здравствуйте! Я - из канадской компании!

    В нулевых было. Одеваюсь-обуваюсь выходить из квартиры, когда звонок. Открываю - паренек лет 18-ти. Говорит: "Здравствуйте! Наша…

  • Горелое лето 2010

    В июне 2010 уехал в отпуск на Украину. Возвращаюсь, подъезжаю к Воскресенску - всё в дыму. В отпуске там иной раз смотрел-слушал новости, но…

promo nemolodoj july 18, 2018 10:36 5
Buy for 50 tokens
Возле футбольного поля в деревне Губино чуть ли не горой лежат велосипеды. Мальчишки местные, и из других ближних сел и деревень приехали на тренировку. Кого-то привозят родители на машинах издалека. Мастер спорта СССР бывший игрок Московского «Спартака», смоленской…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments