Часы (Цикл - «Старые вещи» История первая)
nemolodoj
Зашел в магазин своего старинного приятеля. Поговорили о том о сем… Показываю часы на руке: «Борис Борисыч! А ты помнишь, - сколько лет назад ты торговал такими часами?»

Он изумился: «Лет 20 прошло. Или даже больше?! Всё носишь?»
«Да, - отвечаю, - не снимая».
Он, - уж не знаю, почему, - предложил: «Давай, я тебе их на новые поменяю».
Я отказался.
Стекло помутнело от царапин, но стрелки и цифры видно. Браслет всё тот же – родной. Привык к ним. И часы уже давно ко мне  привыкли.
Никому они кроме меня не нужны.
Пусть будут.

Фамильная недрагоценность (Из цикла «Старые вещи»)
nemolodoj
Столовый набор из ножа и вилки отцу подарила его старшая сестра Зина. Это было больше пятидесяти лет назад. Подарок был не по случаю какого-то праздника. Просто они приехали к нам в гости. Ну, и не с пустыми руками, наверное. По тем временам столовые ножи не очень в ходу были, а вилкой потом отец пользовался только этой. Мама накрывала на стол – себе и мне обычные, а папе – конечно только эту.

У тёти Зины той же зимой, кажется, обнаружили рак, и очень быстро её не стало.
Конечно, эта вилка не была для отца единственной памятью о сестре, но когда однажды вилка упала на пол и костяной черенок раскололся – он жутко расстроился. Вытащил из ящика с инструментом твердые, похожие на шоколад кусочки столярного клея, варил его, собрал на этот клей все обломки, обмотал чем-то, и двое суток не трогал, пока схватится.

Как видите – вилка цела.
Отец года на три пережил свою старшую сестру. Вилку вместе с некоторыми другими раритетами мама спрятала. Принесла однажды мне её, когда уже был женат и жил своим домом. И вот почти 30 лет пользуюсь только ею. При гостях, случалось, на стол выкладывались всем одинаковые приборы, но для меня в моём доме других вилок нет. Такая вот странность.
Когда-нибудь меня не станет, и вилку заберёт один из сыновей.
Наверное.

Закат возле дома
nemolodoj

Приходишь такой с работы...

Ужик
nemolodoj
Фотографировал субботник в лесу. Когда один мужик зовёт: «Эй! С фотоаппаратом! Давай скорей сюда!»

На холоде пресмыкающиеся малоподвижны.

Ужик позволил вынести себя на открытое место, и после короткой фотосессии уполз под корягу.

Ворона с плотвичкой
nemolodoj

Принесла рыбину откуда-то со льда с середины озера, и снижаясь, плюхнула свою добычу в воду у берега.

Несколько раз клюнула, снова взяла клювом добычу, и унесла её на дерево.


Возможно, ворона бросает хлеб в воду вовсе не из понимания, что его нужно размочить. Возможно у них есть рефлекс - бросать в воду любую твердую пищу. Как и эту промороженную плотвичку.

?

Log in

No account? Create an account