?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
О доброте. И милосердии.
nemolodoj
В феврале 1983 года я и Женька Суханов, после отчисления с третьего курса ГВВСКУ, пришив на скорую руку на шинели солдатские погоны вместо курсантских, ехали служить рядовыми в в/ч № 30223, что располагалась в п.г.т. Тикси. Мой попутчик - этакий хозяйственный мужичок, в противоположность мне очень практичный.

Выезжая из Горького, имели на двоих около 70 р. (батон хлеба тогда стоил 18 коп, водка - 4р 30коп, десяток яиц - 1р 30коп, бутылка крепленого вина - около трех рублей), несколько банок разных консервов, батон варено-копченой колбасы и приличный кусок сала. В тот вечер, глядя, как я кромсаю ножом колбасу и хлеб, Женька говорил: «Ты, что, не видишь, - колбасы много, а хлеба мало, - режь колбасу толще, а хлеб тоньше».

К новому месту службы мы не очень торопились, задерживались на приглянувшихся нам станциях, и на почтово-пассажирский поезд Тайшет - Усть-Кут мы сели только через две недели. У нас оставалось 23 коп. и кусок сала грамм на сто. Впереди у нас были сутки в этом поезде и два авиарейса - Усть-Кут - Якутск и Якутск - Тикси. Поэтому мы очень экономно натирали черный хлеб салом и с удовольствием поедали эти бутерброды, запивая их дармовым кипятком.
На эту картину с удивлением смотрел сидящий напротив весьма колоритный дяденька возрастом около пятидесяти, высокий, дородный, с породистым крупным лицом и в кожаном пальто на меху. Вдруг он спрашивает: «Ребята, а почему вы в ресторан не сходите?»
Мы с Женькой переглянулись, - издевается, что ли? А он протягивает нам пятирублевку и продолжает: «Так нельзя! Сходите в вагон-ресторан, пообедайте». Я, было, начал отказываться - что, Вы, не надо, у нас есть деньги. … А он продолжал: « Возьмите, ребята, я фотограф, для меня эти деньги ничего не значат».
Женька говорит: «Ну, если фотограф…»
Когда мы, насытившись, вернулись из вагона-ресторана, он уже сошел на какой-то станции…

В Якутске несколько дней жили в аэропорте.
То из-за пурги отменялись рейсы, то не было мест, то нам не хотелось лететь. Но есть очень хотелось. Не хотелось и вина, - после пьянки в Тайшете у меня в чемодане оставалась бутылка портвейна 777.
Тщетно мы пытались продать кому-нибудь Женькины часы или мои кроссовки. Напившись газировки, я присоединился к игрокам в «тысячу», а Женька пошел продавать портвейн. Вернулся он не скоро. В руках у него был огромный кулек из оберточной бумаги, от которого восхитительно пахло жареным мясом. На мой вопросительный взгляд Женька коротко ответил: «Из ресторана».
Из кармана шинели он извлек завернутый в ту же бумагу нарезанный серый хлеб, из кармана брюк - горсть мелочи и скомканных купюр разного достоинства (больше восемнадцати рублей оказалось). И после того, как наелись, он достал из другого кармана шинели ту самую бутылку портвейна.

Как вы, наверное, уже догадались, сибиряки охотно выручали солдата деньгами и отказывались забирать вино.
___

Впервые опубликовано здесь: http://anekdot.ru/an/an0406/o040601.html#8

  • 1
не, у нас по-божески к курсантам относились. через год они домой уходили

  • 1