Previous Entry Поделиться Next Entry
Без соли
nemolodoj
По утрам у меня обычно нет аппетита.
Вот и в тот раз (август 2008) я зашел в ресторанчик при гостинице и попросил яичницу с ветчиной просто потому что надо.
Потом расплатился за номер, и спросил у администратора - как проще проехать к их владикавказской мэрии.
Покрутился по городу - нашел.
В городской администрации спросил – кто занимается беженцами, и куда мне посоветуют отвезти гуманитарку, находящуюся у меня в машине?
Какой-то дяденька расспросил меня – что и откуда я везу, и кто меня прислал.
Узнав, что никто меня не присылал, а я просто сам купил игрушек, и из Московской области везу их осетинским беженцам, он поцокал языком, и предложил отвезти это в Алагирскую школу-интернат, где размещены, дескать, беженцы с детьми.
Не нашел я школу эту интернат.
Зато на дороге вот такие кадры сделал:


Алагирские гаишники сказали, что, дескать, дуй в эту сторону, там есть санаторий, в котором тоже беженцы размещены.
Шестнадцатилетний пацан голосовал на дороге.
Сел в машину, сказал, что когда грузины напали, его отец отправил с матерью и младшими детьми сюда от войны. А теперь уже все возвращаются.
Ну, я и повез его в Цхинвал.
Приехали на пропускной пункт. На границе Северной и Южной Осетий.
Это перед самым уже Рокским тоннелем.
Машин и микроавтобусов куча. Беженцы возвращаются. Всех записывают в журнал. У кого нет документов – выписывают что-то временное.
Там девочка маленькая одна плакала. Я порылся в коробках и тюках – вынул ей красивый детский мячик.
А передо мной стоял микроавтобус НТВ. Они там немножко с камерами поснимали.
Я думал вот подойдут, спросят - чего я тут делаю на машине с номерами Московской области, и я со спокойной скромностью расскажу о принятой на себя благородной миссии.
Не подошли и не поинтересовались.
Хреновые репортеры. Интереснейшие сюжеты пропускают.

Уже под вечер подошла моя очередь.
Люди в камуфляже спросили «куда-зачем», как должное приняли мой ответ, посмотрели на короба и тюки с игрушками, и махнули – «проезжай».
Пустился я догонять Этот НТВешный автобус. Так за ним и ехал.
Дорожные указатели то ли на осетинском, то ли на грузинском – непонятно ничего.
Едем по селу какому-то – все дома и справа и слева разрушены и сожжены.
Я ещё удивился, что на дороге только воронки небольшие кое-где, а обломков никаких.
Потом рассказали мне, что война застала в Цхинвале несколько бригад грузинских шабашников. И их задержали осетины. Закрыли где-то. Собственно, это было и в их интересах, потому что после грузинского нападения народ мог этих работяг просто растерзать. Так мне сказали. А когда русские грузин отогнали, то этих самых интернированных грузин заставили расчищать дороги.
А, кстати, про то село напрочь разрушенное (просто сплошь и полностью – ни одного целого дома), промелькнула вскользь информация, что это грузинское село было.
Грузины там жили.
И, то ли русская артиллерия это село разнесла по осетинской наводке, (но жителей там не было уже) то ли осетины его разрушили и сожгли после грузинского нападения.
Такие нюансы они неохотно рассказывали. Да ещё и собеседник тот плохо по-русски говорил. Старенький дедушка такой.
Мальчишка, - тот, что ехал со мной от Алагира, - рассказал, что видел, как его земляки какого-то грузина вешали. Кричали, что шпион. А уж был ли он шпион на самом деле – про то Бог весть.
На КПП тот мальчишка нашел знакомых и пересел в их машину.
По Цхинвалу я ехал за бусиком НТВ.
По сторонам не смотрел поначалу – боялся отстать.
А они подъехали к какой-то охраняемой территории, куда их пропустил солдат, подняв шлагбаум. А я и соваться туда не стал.

Крутнулся на площади, поехал, пока не стемнело, город смотреть.
Разрушен он был, как мне показалось, процентов на двадцать.
Целых стекол вообще не видно было.
Сфотографировал разбитые школу №5, и несколько домов.



Сгоревшую библиотеку фотать не стал - она выглядела очень эффектно, и я был уверен, что её снимки будут сотнями опубликованы.
А во дворе школы №6 – почти неповрежденной - заметил мужчину. Остановил машину, подошел к нему, и спросил совета – куда и кому мне лучше сдать свой груз.
Он приветливо очень со мной пообщался, сказал, что его зовут Мираб, он завхоз этой вот шестой школы, и завтра утром охотно проводит меня в гороно, где я всё и сдам.
Уже смеркалось. Еще прокатился по неосвещенному городу, посмотрел, как людям раздают хлеб возле пекарни, вернулся к этой же школе, и устроился на ночлег.
Я на Форде-Гэлакси приехал. Большая машина. Удобная. Задние сиденья перед отъездом я снял и оставил в гараже. Поэтому теперь весь груз сдвинул в одну сторону и ещё на передние сиденья переложил.
Достаточно места получилось, чтобы лечь, вытянувшись во весь рост. Погрыз завалявшиеся в бардачке сушки, запил водичкой, и лег.
Через дорогу – на стадионе, - ровными рядами стояли палатки российской части МЧС. Слышал ночью один далекий орудийный выстрел и гулкий полет снаряда.

Утром встретился с Мирабом. С его разрешения загнал машину во двор школы, где умылся до пояса, и соскоблил станком свою щетину.
Поехали в гороно.
Там встретились с заведующим, и ещё человека четыре сотрудников было.
Все мужики.
Женщины, как я понимаю, там, в основном, рожают и воспитывают детей. Мужики – работают.
Ну, они тоже были ко мне очень приветливы. Игрушки сказали отвезти в детский сад – Мираб, мол, покажет дорогу – а спортинвентарь тому же Мирабу в школу.
Заведующая детсадом была женщина – русская. А завхоз – осетин.
Мираб потом уже в школе забрал мячи, скакалки, теннисные и бадминтонные ракетки, не помню, - что там ещё у меня было, - и спросил:
- А ты, может, кушать хочешь?
Я ответил, что хоть и ел вчера на завтрак яичницу, но сейчас уже немножко сильно проголодался.
Он схватился за голову, потащил меня к Форду, и мы поехали к нему домой.
Спрашивает:
- Куриный суп будешь?
- Ой, - отвечаю, - это как раз то, что я сейчас больше всего хочу!
Он поставил передо мной бутыль с вином, и кинулся разогревать суп.
Я не любитель и не знаток вин.
Из вежливости выпил полстакана, отговорившись, что мне за рулем нельзя и этого, и начал метать в себя вкуснейшее очень густое варево, которое он назвал супом. Мы бы назвали это - тушеная курица с картошкой и овощами.

Он спохватился:
- Слушай! Может тебе соли надо? А то мы в семье всё без соли едим.
Я ответил, что это, оказывается, так вкусно, что теперь я и дома буду тоже всё готовить без соли.
Налил он мне пятилитровку вина домашнего в качестве гостинца, и отправился я восвояси.

Про «готовить без соли» я потом, конечно, забыл.
А сегодня случился эпизод, во время которого я и вспомнил всю эту историю.

Пришел я к одному своему другу.
А он курицу запек в духовке.
- Садись, - говорит.
Поставил он на стол между нами сковородку с растопыренной, покрытой хрустящей корочкой курицей, и спросил:
- Тебе, может, соль подать? А то мы без соли всё едим,
- Давай, - говорю.
Метнулся он за солонкой, подал ножи и вилки, а потом снова отошел – за молоком и стаканами.
А я в это время обращенную к себе половину курицы хорошенько посолил.
Он же, вернувшись, начал на столе что-то двигать-расставлять, и невзначай развернул сковородку.
И быстро начал вилкой орудовать.
Я теперь уже другую половину курицы солю. Потому что он же другой стороной её ко мне повернул.
А он, с набитым ртом, мне поясняет:
- Понимаешь, это дело привычки. Вот мы отвыкли от соли, и нам её не надо. Её достаточно в любой пище содержится. Организм перестраивается. Вкусовые рецепторы становятся более чуткими. Вот я сейчас ем эту курицу, и она мне солёная!

  • 1
Спасибо за рассказ и хорошее настроение!

Не раскололся, что курицу солил? А то нельзя так человека разочаровывать...

Чего ж я молчать-то буду?!
Он знаешь, как язвит в мой адрес при случае?
Он типа так гордится моими рассказами, жене там или каким знакомым при случае ссылку может дать, а мне на эту тему только ехидничает или критикует.
Поэтому я теперь подождал, пока курица кончится, и только потом поржал над ним.

Коварный! :)))

А чего это они без соли едят, к войне чтоли тренируются?

Типа диета такая.
Вообще, он меньше чем за год килограмм сорок скинул.
Сейчас, наверное, около ста двадцати весит.

Вона как оно... Помнится, когда мне было лет 12, моя бабушка сильно болела, лежала месяц в больнице, и готовила тетка. Я тогда здорово похудела (в смысле, отощала) - теткина стряпня в горло не лезла... Супом именовалась водичка с изредка попадавшимися кружками моркови и переваренными капустными шматами с ладонь величиной. Соли она не клала, мотивируя тем, что так привыкла - у ее мужа были больные почки. Может и друг твой похудел от того, что несоленое есть противно?

@Может и друг твой похудел от того, что несоленое есть противно?@
- Я тоже так предположил.
Но он и несолёное ест с удовольствием.

Вообще он очень любит кушать
Мужественно и силовольно себя сдерживает.

Тут я раз сказал между делом, что собираюсь, дескать, сегодня вечером плов приготовить.
Он меня расспросил, а я с удовольствием рассказал, как я это готовлю.
Ох!
Кто бы видел, как у него глаза при этом блестели!
На следующий день я привез ему плова-то.

Он сказал, что это не плов, а рисовая каша с мясом.
Но смолотил с удовольствием.
Ещё бы!
Там лука и моркови было едва ли не больше, чем риса.
Ну и мясо, конечно.

Edited at 2011-09-21 16:43 (UTC)

Ишь он какой :))) Обругал продукт, но смел все до крошки :))) Плов, кстати, не обязательно с мясом должен быть. Я ккогда была в Ташкенте, видела как готовят плов на базаре в огромном казане, и как раз абсолютно без мяса. Заранее отваренное мясо добавляли сверху каждому в тарелку

Рассказ интересный, но соль в нем - не соль :)
Восхищаюсь Вами.

  • 1
?

Log in