Previous Entry Поделиться Next Entry
О способе решения дилемм и лебединой верности
nemolodoj
Не так уж редко случаются в жизни ситуации, в которых надо выбирать одно из двух или нескольких решений. В таких случаях мне обычно вспоминается одна история из повести о капитане Врунгеле.

На яхте «Беда» они пересекали Атлантику и разнообразили своё меню свежей курятиной. На палубе у них стояла клетка с курами. И два петушка там были, которые развлекали экипаж кукареканьем. Петушки эти, чёрный и белый, очень между собой сдружились, и вызывали даже умиление у экипажа.
Но настал день, когда все куры были съедены и дежурный по камбузу матрос Фукс пришёл к капитану с вопросом:
- Христофор Бонифатьевич! Какого петушка резать? Если белого, – чёрный скучать будет, а если чёрного – белый затоскует?
Врунгель тоже озадачился. Спросили мнение матроса Лома.
Лом был прагматик:
- Режьте чёрного!
- Так белый же скучать будет!
- Пусть поскучает! Мы потом и его зарежем.
Это сегодня на работе вспомнилось. А потом, по ассоциативной цепочке, вспомнил ещё одну историю. Печальную.

Мне было лет пять, мы семьёй приехали на лето в Александровку в Киевской области. Жили в бабушкиной маленькой хатке под соломенной крышей. Родители купили на рынке нескольких кур и уточку с селезнем.

Каждой курице, чтобы не ушла далеко с чужого для неё двора, привязали к ноге на верёвочке грузик – гирьку, или старый замок висячий, или ещё что-то. И утке так же. А селезень гулял свободно, потому что он от утки далеко и надолго не отходил. Раз в два или три дня отец отлавливал одну из кур и уносил её за хату, где обезглавливал и ощипывал. Меня на это время либо отсылали к соседям, либо мама уводила в хату читать книжку.
Настала однажды и очередь утки.
Вернувшийся с огорода селезень бегал по двору, крякал, искал её. В руки не давался. Так с воплями он убежал по селу. Родители мои потом пошли искать, – люди говорили, что да, мол, слышали, утиный крик, в ту сторону, дескать, удалялся.
Дней через пять селезня то ли отец нашёл на другом конце села, то ли люди принесли. Мама говорит: «В руки взяла, а он ничего не весит. Похоже, ничего не ел все эти дни...»
Поставили перед ним корм, воду – не ест, не пьёт а крякать у него уже сил не было.
Зарезали, ощипали, и убедились, что «кожа да кости» вполне может быть не фигуральным выражением.

Такие дела…


?

Log in