Previous Entry Поделиться Next Entry
Руал Амундсен, Тур Хейердал, Виктор Гладков...
nemolodoj

Я рассказывал уже, как инспектор природоохраны прогнал меня с горы Южная, и посоветовал обратиться на Биостанцию по поводу экскурсии по Карадагскому заповеднику.
При входе на территорию этой биостанции прочёл объявление, что в связи со особенностями нынешней природоохранной ситуации экскурсии временно не производятся.
В административном корпусе станции пошёл на голоса. Один голос был сотрудницы, второй – туриста из Тюмени.
Со мной они поздоровались и продолжили разговор.
Этот тюменский турист оказался не из простых. Энтомолог (кстати, редактор раздела «Насекомые» «Красной книги Тюменской области»), палеонтолог-любитель, страстный турист, эколог (нормальный эколог, не из шизанутых).
С сотрудницей биостанции он вёл достаточно профессиональный разговор, щеголяя латинскими фамилиями насекомых-аборигенов, и русско-украинско-еврейскими фамилиями общих знакомых из научных кругов.
Я вежливо слушал, попеременно поддакивая ей и ему.
Наконец милая дама взглянула на часы, и сказала, что вот сейчас придёт Костя, который завтра запускает в заповедник МЧСников для подготовки туристической «Экологической тропы». И вот Павел (энтомолога зовут Павел Ситников) именно с Костей сможет поговорить о возможности присоединения к этой группе.
Пришёл Константин.
Павел вывалил перед ним кучу зубов дракона, ой, простите, не дракона, а палеогеновых акул. В пояснительной записке он написал, что найдены они в Свердловской области. А на словах добавил, что эти акулы водились и здесь, а потому вполне заслуживают помещения в экспозицию музея.
После этого вопрос о завтрашней прогулке Ситникова по заповеднику был решён.

DSC_0101
Уже раньше та научная дама объяснила Павлу, что разрешение на эколого-просветительские экскурсии по заповеднику прежде давал Киев. Сейчас же, понятное дело, эти документы оформляются Российскими властями. Министерство Экологии и природопользования Крыма всего неделю, как создано. Ещё неясно – к кому отнесут заповедник – то ли к Министерству Экологии и природопользования РФ, то ли к Академии наук. Понятно, что к Академии наук лучше. Потому что на здешней биостанции работают такие учёные, и готовятся такие диссертации, которых и которые в министерстве экологии могут не оценить должным образом.
И вот сейчас, - пояснила нам эта сотрудница, - туристический сезон на носу, и мы лихорадочно решаем организационные вопросы, готовим документы и получаем разрешения.  (Прежние годы музей Биостанции, океанариум и "Экологическую тропу" Карадагского заповедника посещали за сезон до 20 000 туристов. Более половины их составляли жители Украины.)
А Костя теперь рассказал, что обустройством безопасности «Экологической туристической тропы» всегда занимались МЧСники по договору. Сейчас же, в связи со всеми со всеми этими организационными сложностями и переименованиями, договор не заключён, но, тем не менее, МЧСники Феодосийской горноспасательной станции, завтра приедут натягивать страховочные верёвки на потенциально опасном участке «Экологической тропы». И, поскольку строгость пропускного режима на территорию заповедника поддерживается, Павел может посетить Кара-Даг со своими научными целями только в составе их группы.
Вежливо кашлянув, я поинтересовался:
- Ну и я же с ним могу?
Костя и Павел обратили на меня взоры:
- …
Самой время было представиться:
- Дикий турист из Подмосковья. (Щеголять удостоверениями пресс-службы районной администрации и внештатного корреспондента газеты «Наше слово» я счёл преждевременным. Но Никон-зеркалку невзначай засветил.)

Продолжение следует...

?

Log in